9 «Б» класс Чериковской средней школы, в которой Татьяна Ивановна (четвертая во втором ряду сверху) получала среднее образование.
В этом году исполняется 35 лет со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Говорят, время залечивает раны. Понемногу оздоравливается земля, пораженная радиацией, пустующим территориям находят новое применение. Но еще долго не будут заживать раны в сердцах людей, которых трагедия на ЧАЭС вынудила покинуть родные дома и навсегда попрощаться с ними, людей, на чьих глазах пришлось рушить и хоронить все, что было им так дорого, годами создавалось с любовью и трепетом, тех, кому пришлось в некотором смысле начинать жизнь заново.

Героиня нашей сегодняшней истории — Татьяна Котлярова, в девичестве Елисеенко. Ее семью, как и многие семьи нашего района, также коснулась своим черным крылом чернобыльская трагедия. Родным этой женщины пришлось искать себе новый дом, после того как отселили и захоронили дорогую их сердцу деревню Холменка. Татьяна Ивановна, несмотря на то, что ей очень сложно бередить эту душевную рану, поделилась с нами воспоминаниями о жизни на Чериковщине и рассказала о своем жизненном пути.

Здесь жило счастье

— Мне очень хочется рассказать о своей деревеньке и ее жителях, ведь дороже и краше ее для меня нет ничего. Это мое родовое гнездо, мое детство и юность, молодость и счастье! — начала свой рассказ Татьяна Котлярова. — Деревня Холменка находилась в одном километре от центральной усадьбы колхоза «Красный пахарь» деревни Головчицы и за ней, опять же, через километр — следующая деревня, Михайловка, а дальше — Дубровка и по кругу маршрута автобуса — Зябень, где я училась в восьмилетней школе.
Это все до боли знакомые и родные для меня места и названия, теперь их тоже нет, и только погосты напоминают об их существовании. Моя Холменка была небольшая деревенька с широкой улицей, прудиком посреди деревни, с садами и огородами, красивыми добротными домами и подворьями, добрыми и открытыми людьми, потрясающими родными и соседями! Всегда все были вместе и помогали друг другу и в беде, и в радости, праздники всегда совместно отмечали. Здорово было и весело, ждали только лучшего и надеялись на светлое будущее…
Наши родители трудились в колхозе, а мы учились и уже начали создавать свои семьи. Но пришла эта страшная беда, о которой даже жутко думать и страшно вспоминать. Столько ведь хорошего там было: Чериков родной, работа в быткомбинате, подруги, одноклассницы и одноклассники — жизнь!

Родовое гнездо, детство и юность,  молодость и счастье — Холменка
Т.И. Котлярова (справа) с подругой Татьяной
и троюродным братом Михаилом Елисеенко

После аварии

В то время моя мама жила в Холменке, а я со своим мужем и сыном уже жили в г.Черикове и работали там же, сын ходил в детский садик. И в одно мгновение жизнь остановилась: 26 апреля 1986 года все пошло под откос.
Но сразу, конечно, никто ничего не понял. Правда, помню, были желтые лужи после дождя и разговоры о произошедшем взрыве. А потом 1 мая был праздничный концерт в городе, а вечером — танцы у нашего общежития сельхозтехники на Калинина. А в вышине, далеко-далеко алел ярко-розовый закат, предвещал нам такую страшную беду, о которой еще никто толком не говорил.
Еще четыре года после того, как случилась авария, мы прожили в Черикове, ездили на выходные к родителям в Холменку и Пильню. Там происходило невероятное: прямо под окном у маминого дома опустился вертолет, и люди делали замеры радиационного фона и брали пробы земли, а из колодца через дорогу — пробы воды. Все как в страшном фильме, и не верилось, что это все происходило наяву. Потом дезактивация была, отряды ликвидаторов мыли из брандспойтов крыши наших домов, да только все это без толку было. И дорогу насыпали по деревне, и водопроводные колонки поставили. А зачем, чтобы потом все сравнять с землей и не оставить даже камня на камне?

В деревне Холменка проживало 22 семьи, в них 50 человек. Захоронена в 1995 году.

Теперь, когда проезжаем или проходим по деревенской дороге, которая уже заросла деревьями и кустарниками, кровь стынет в жилах, и немеют ноги, а глаза застилают слезы. Ведь мы отчетливо понимаем, что эта утрата навсегда. И только многолетние цветочки, которые мы сажали еще детьми, напоминают нам о местах наших домов, и останки недогоревших деревьев тоже служат там ориентирами. Боль и пустота гулким эхом отзывается в наших сердцах.
Колхоз полностью выселили во Мстиславский район в д. Андраны, а мы с семьей и мамой, бабушкой переехали в город Суворов Тульской области в 1990 году. Там была возможность быстро получить жилье, и там жили родители подруги моей сестры. Они и позвали, предложили нам свою помощь.
В Суворове я дважды меняла профессию, работала дезинфектором-инструктором при горбольнице, там же и оформила уже группу инвалидности. Вот так и закончилась моя трудовая деятельность, а дальше пошли другие проблемы, уже со здоровьем. Спустя 13 лет жизни в Суворове мы переехали в Московскую область, в г. Королёв, и сейчас здесь проживаем. Здесь на то время уже жили мои две сестры и младший брат. Вот мы и собрались все вместе!
Горечь утраты родной земли терзает меня по сей день и не дает покоя моей памяти. Чернобыльская авария разделила мою жизнь на до и после, и с этим я теперь живу, болезни преследуют и тянутся длинным шлейфом и напоминают о том, кто виновник этому.

Родовое гнездо, детство и юность,  молодость и счастье — Холменка
Т.И. Котлярова в доме отдыха «Сож», 1980 год.

И только многолетние цветочки, которые мы сажали еще детьми, напоминают нам о местах наших домов и останки недогоревших деревьев тоже служат ориентирами там.

Память зовет в родные места

Татьяна Ивановна со своей семьей часто приезжает на малую Родину. Ведь здесь — могилы родных и близких людей, в Черикове остались друзья и родственники, у которых и останавливаются Котляровы.
— Приезжаем на Чериковщину мы почти всей семьей, у меня один сын Андрей и теперь уже двое внуков — внучке Даше 12 лет и внуку Алексею 6 лет, — рассказывает наша землячка. — Три года назад брали внучку с собой, показали Родину папы и могилку прадедов и прабабушки. Она была в восторге от Беларуси! По причине пандемии вот уже два года не посещаем родные места. Но жизнь продолжается и нужно верить в лучшее и надеяться на то, что скоро все устроится, и мы еще не раз сможем приехать в родной город и увидеть любимых и родных людей, побывать у могил родителей.
А еще очень хочется побывать в Бресте и Хатыни, показать эти святые для нас места внукам. В Минске у меня живет двоюродная сестра, и еще в концлагере Тростенец был зверски замучен и сожжен мой дедушка Тилюпо Василий из д. Головчицы. Он числился без вести пропавшим, и мы не знали, где он похоронен, пока мой сын не занялся вплотную поисками и не обнаружил его в списках именно там. Вот мы и посетили это леденящее сердце место.
Я вообще с трепетом и уважением отношусь к родной Беларуси, к Чериковской земле и всему, что связано с Родиной! Переживаю за неудачи и трагедии Чериковщины и горжусь успехами земляков. И как бы далеко от Родины я ни жила, но родная деревня Холменка, пусть ее давно уже нет на карте, навсегда останется в моем сердце и памяти!

 

 

Поделиться ссылкой: