Мы не должны забывать о войне

От героев былых времён не осталось порой имен.
Те, кто приняли смертный бой, стали просто землей
и травой…

 

Эти строки из песни, написанной на стихи Е. Аграновича для кинофильма «Офицеры», можно отнести и к герою моего рассказа – Ковалёву Николаю Романовичу. Очень важная тема – поиск погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.

Мы не должны  забывать о войне
Ковалёв Николай Романович родился в 1919 году в деревне Старая Белица Веремейского сельсовета Чериковского района Могилевской области. Там учился в школе, затем был призван в армию Петроградским РВК Ленинградской области. В годы Великой отечественной войны был воздушным стрелком-радистом 213-го ближне-бомбардировочного полка 223-ей ближне-бомбардировочной дивизии (бад). Николай Ковалёв пропал без вести в мае 1942 г. в возрасте 22 лет.
Знаю, что его сестра, Гуляева Вера Ивановна, которая была моей свекровью, предпринимала все возможное, чтобы узнать обстоятельства и место гибели брата. В то время еще не было свободного доступа к документам военных архивов, что затрудняло поиски.
В Чериковской газете «Заклік Ільіча» за 1966 г. была опубликована статья, написанная учителем истории Ткачёвым И.А. В ней он сообщает, что во время боя с немцами самолет Ковалёва Н.Р. взорвался в воздухе, и он геройски погиб возле д. Лобановка Чериковского района. Долгие годы родные погибшего летчика верили в эту версию, но сомнения были, так как сохранилось письмо Николая Ковалёва, датированное 9 июля 1941 года, написанное им из города Ржева своему дяде в Ленинград.

Мы не должны  забывать о войнеМы не должны  забывать о войне
В 2007 году сестра Николая Ковалёва Гуляева В. И. обратилась в Центральный архив министерства обороны России и получила ответ, что Ковалёв Н.Р. воевал в составе 213-го ближне-бомбардировочного полка 223-ей ближне-бомбардировочной дивизии (БАД) и пропал без вести 27 мая 1942 г. в районе села Вольвенково Балаклейского района Харьковской области Украинской ССР. В разделе «Участие в походах и боях» исторического формуляра 223-ей бад записано: «В период с 18 мая 1942 г. по 27 июня 1942 г. дивизия вела боевую работу на Орловско-Курском направлении и участвовала в Изюм-Барвенковской операции».
После смерти сестры погибшего Н. Ковалёва я решила продолжить эту волнующую тему и обратилась с письмом в Чериковский райисполком и выслала ксерокопии документов, которыми располагала:
1. Вырезка из газеты «Заклік Ільіча» от 4 августа 1966 г.
2. Письмо учителя Норковской школы Ткачёва И. А. к сестре погибшего летчика Ковалёвой Нине Романовне.
3. Письмо Ковалёва И. из С. Петербурга к племяннице Гуляевой В. И.
4. Справка из Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации № 9/119061 от 29 декабря 2007 г.
5. Ксерокопия письма Николая Ковалёва от 9 июля 1941 г. из г. Ржева.
Также я обратилась с личной просьбой к краеведу и историку Чериковской СШ № 1 Максименко Василию Стефановичу для выяснения истины о месте гибели Ковалёва Н. Р.
Он проделал большую работу и дал мне ответ, из которого следует, что предположение учителя истории Ткачёва И. А. о сбитом самолете возле д. Лобановка Чериковского района и гибели летчика Ковалёва Н. Р. ошибочно. И что в этом месте действительно во время войны был сбит наш самолет и погиб летчик. А местом гибели Ковалёва Н., как написано в архивной справке, является село Вольвенково Харьковской области. Также Максименко В.С. прислал статью из журнала «Мир авиации» за 2003 г., в которой описываются военные действия под Харьковом 27 мая 1942 г. (это дата гибели Ковалёва Н. Р.). Хочу привести эту статью, так как она дает ясное представление, какой ужас происходил на поле боя, в котором участвовал герой моего рассказа.

Мы не должны  забывать о войнеМы не должны  забывать о войне
Статья из журнала «Мир авиации» №1 за 2003 г.
Харьков, май 1942: хроника событий
Дмитрий Карленко, Никополь, Влад Антипов, Москва
Утро 27 мая 1942 г. началось с проведенного в 5:20 удара самолетов 4-й РАГ по аэродрому Чугуев. Шесть штурмовиков Ил-2 из 431-го ШАП под прикрытием семи истребителей Як-1 273-го ИАП, взлетев с аэродрома Копенки, совершили налет на аэродром противника, где по предварительным разведывательным данным было сосредоточено свыше 50 самолетов. Атака оказалась до того неожиданной для противника, что зенитная артиллерия открыла огонь только вдогонку штурмовикам, уходившим на свою территорию. В момент атаки взлетело 2 дежуривших Ме-109, которые были тут же сбиты советскими истребителями. В самом начале штурмовки летчики видели стоявшие перед самолетами экипажи, выстроенные для получения задачи. Заход был произведен вдоль стоянок с бреющего полета, каждый экипаж производил прицеливание индивидуально. В результате атаки штурмовики заявили об уничтожении не менее 20-25 самолетов противника разных типов.
Ввиду малочисленности бомбардировочной авиации ВВС ЮЗФ было принято решение о привлечении бомбардировщиков ВВС соседнего, Брянского фронта. Бомбардировщикам 223-й БАД (в составе 24, 138, 213 и 723-го ББАП) была поставлена задача нанести удар по танковой группировке противника в районе Изюма. Из-за большой продолжительности маршрута выделить для сопровождения истребители Брянского фронта не представлялось возможным. Воздушное прикрытие на маршруте должны были обеспечить истребители ВВС ЮЗФ. Но в назначенном районе встреча бомбардировщиков с истребителями не состоялась. Поставленная задача была выполнена, но очень дорогой ценой. На обратном пути группу бомбардировщиков атаковали три десятка Bf 109F из I./JG 52. Истребители противника безнаказанно сбивали один Пе-2 за другим. На свои аэродромы не вернулись многие, в том числе командир дивизии п-к И.К.Косенко и командир 24-го ББАП, Герой Советского Союза п-к Ю.Н.Горбко. Эскадрилья, которую вел командир полка, потеряла шесть Пе-2!
К 28 мая, несмотря на упорную оборону на земле и в воздухе, продвижение немецких групп южнее Харькова продолжалось безостановочно. Все попытки прорыва окружения закончились провалом. По немецким данным, южнее Харькова было взято 239000 пленных, еще 75000 советских солдат было убито в ходе операции. Битва под Харьковом стала одной из классических операций окружения и уничтожения обороняющихся войск.
В материалах архива, появившихся в свободном доступе в интернете, есть документы о Николае Романовиче Ковалёве:
— именной список безвозвратных потерь ( № 42, стр. 60).
— алфавитная карточка.
В семье до сих пор хранится на пожелтевшем, затёртом и уже плохо читаемом листке письмо Николая Ковалёва, написанное из г. Ржева 9 июля 1941 года. Без душевного волнения его нельзя брать в руки и читать.
Этот год объявлен Годом исторической памяти. И в связи с этим, а также по личным соображениям, я обратилась с просьбой в Чериковский районный исполнительный комитет с просьбой оказать содействие в увековечении памяти их земляка, а нашего родственника, младшего сержанта, воздушного стрелка-радиста Ковалёва Николая Романовича, погибшего в годы Великой Отечественной войны, защищая нашу Родину от фашистских захватчиков.
Он достоин того, чтобы его имя было занесено в книгу Памяти Чериковского района.
Собранный мной материал и все документы о погибшем летчике Николае Ковалёве я направила в редакцию газеты «Веснік Чэрыкаўшчыны» для его публикации. Хочу, чтобы жители, особенно молодежь, прочли и узнали о своем земляке, погибшем в 22 года в годы войны.
Пока мы помним прошлое – у нас есть будущее.

Материал подготовила Ольга Горон.

 

Поделиться ссылкой: