Со своим лучшим другом и «боевым» товарищем — Рыжим.

На этой неделе нам посчастливилось познакомиться в агрогородке Майский с очень интересным человеком, жизнь которого богата на события со множеством перипетий и испытаний, не лишившие его природной доброты, мягкости и человечности.

Знакомство

Звонок в дверь. Открывает нам высокий пожилой мужчина, немного недоумевая, что за чужаки к нему пожаловали и какова цель их визита?

–  Валентин Захарович?

– Да это я, только по документам я — Владимир…

После знакомства  Владимир Кухаренко пригласил  нас пройти в квартиру.

– Меня с самого детства все зовут Валиком, Валентином, не знаю почему,– поясняет мужчина по пути следования на кухню.– Проходите, располагайтесь. Сегодня годовщина смерти моей матери, вот поминальные блины испек…

Слово за слово – у нас завязался разговор. Как оказалось, Владимир Захарович очень ценный носитель исторической информации: он помнит прошлое просто до мелочей.

Первый поворот судьбы

Родился мужчина в деревне Клины Чериковского района, в которой насчитывалось 46 дворов. Довоенное время в этой местности шло своим чередом, и колхоз потихоньку развивался.

Когда началась Великая Отечественная война, нашему герою было всего четыре года, но и этот период у него хорошо запечатлелся в памяти. Он помнит, как жили в землянке,  деятельность своего отца, который, будучи инвалидом, остался в деревне и вынужден был смириться с новой «должностью» старосты. Рискуя своей семьей, был связным у партизан и во всем помогал «лесным борцам» с фашистами.

– Бывало, когда стемнеет, кто-то подойдет к дому и тук-тук в окно, отец сразу прячется и просит посмотреть мать, кто пришел, чтобы не показать, что здесь кого-то ждут, – вспоминает мужчина.– «Свои…, дайте закурить»,– слышится из темноты. Тогда папа берет свою жестяную коробку и отсыпает махорки пришедшим из леса. Также часто бывало, пройдет по деревне то одной, то другой женщине даст задание приготовить вечерю партизанам. А партизаны уже знали, куда идти этим вечером поесть.

Несмотря на то, что отец Владимира Захаровича был партизанским связным, что подтверждали тогда множество свидетельств,  все же после войны его, как немецкого пособника, ждал суд.

– Судили папу в Могилеве, и наши клиновцы ходили на суд  пешком, – смирившись за много лет с таким поворотом судьбы, рассказывает мужчина,– ничего не принял суд во внимание, и ему присудили 10 лет. Отбывал срок в Сибири, и на десятом году погиб. Вот такая судьба…

 

Учеба и работа

В семье было четверо сыновей, и всем им предстояло много трудиться, а двоим из них — погибнуть в молодом возрасте.

Владимир Захарович окончил три класса в клиновской школе, а в четвертый пошел в деревне Малиновка. Но доучиться ему не пришлось из-за скосившего его ревматизма.

– Мне стянуло ноги так, что я ходить не мог,– вспоминает свои первые детские испытания   мужчина.– Четыре года я фактически числился в пятом классе, оставшись в итоге с образованием в четыре класса.

В 14 лет Владимир пошел работать в колхоз в Клинах «VII съезд КПСС».

– В то время в каждой деревне был свой колхоз, – поясняет Владимир Захарович.– А потом наш колхоз присоединили к холмянскому. Через некоторое время холмянский, клиновский, каменский, малиновский и новомалиновский объединились в один под названием «Коминтерн».

В зимний период на лошади скоту на ферму подвозил корма, а с весны до осени участвовал в полевых работах.

– Раньше все сеяли на конях с помощью простого приспособления, – рассказывает собеседник.– Даже кукурузу сеяли квадратно-гнездовым способом: вначале участок поля “нарезался” вдоль, а затем поперек. Оборудование устанавливалось таким образом, чтобы между будущими    растениями было по 40 сантиметров. После такой подготовительной работы полеводческие бригады сеяли кукурузу вручную. Помимо этого, нам нужно было от каждой семьи посеять сотку кукурузы для колхозных нужд.

Время не стояло на месте, а прогресс небольшими темпами внедрялся в глубинку, и уже в колхозе, где трудился Владимир Захарович, вместо деревянных приспособлений для пахоты и культивации почвы появился первый культиватор на три плуга на конной тяге. Мужчина помнит то время, когда в хозяйство пришел первый колесный трактор, а потом полеводческая техника пополнилась измельчателем корма, гусеничным трактором и  прицепными плугами. С того момента нужен был уже прицепщик, который отвечал за работу плугов. Это сегодня тракторист одним движением руки приводит в «боеготовность» восьмикорпусные плуги и высокоточные сеялки. А в то время, чтобы плуг опустить в почву на нужную глубину, требовались определенные усилия и ловкость. То есть тракторист, находясь в кабине трактора, отвечал только за свою работу, а прицепщик сидел снаружи и управлял своей полеводческой конструкцией.

Беда и радость

ходят рядом

В семью Владимира Захаровича пришла беда: погиб брат на третьем году службы в армии, а его беременная жена овдовела. Он сегодня хорошо помнит подробности тех дней: как добирались до части, как не удалось попрощаться с покойным, так как не подпустили к гробам, выставленным в зале(погибло тогда семь военнослужащих).

Жизнь со временем снова вернулась в привычное русло. Работа, домашние хлопоты…

– Мне мои родственники стали говорить, что пора жениться,– продолжает беседу мужчина,– стали советовать взять в жены Нюру, жену моего брата. мол, девчонка она хорошая, да и уже ребенок свой есть. Я  подумал, может, и вправду жениться. На Коляды приезжает мой дядька и говорит: «Пошли в сваты». Я отвечаю: «Так горелки нету…ничего нет». А потом вспоминаю, у Карпа была «свеча» (такой обряд), людей он собирал, значит, у него «заделана» бочка. Вот я и пошел к нему, а Карп, правда,  для такого важного события не пожалел своего «продукта». Так я сосватал Нюру, и мы стали жить вместе.

Владимир Захарович признался, что за все годы жизни вместе с женой Анной  он ни разу не пожалел о сделанном своем шаге. Жили душа в душу, очень хорошо, дорожили друг другом.

Повороты судьбы и жизненные перипетии Владимира Захаровича Кухаренко
Послевоенное изобретение на подворье Владимира Захаровича.

Новый виток

В трудовые будни вскоре пришло изменение: следующая рабочая должность мужчины — учетчик на ферме. он собирал молоко у доярок в Холмах и отвозил на телеге на молочню в Малиновку, где привезенное молоко сепарировали и отправляли затем на другой пункт переработки.

Вскоре всех жителей окружающих  деревень из-за высокой радиации на территориях ждало переселение, да только Клины не подлежали этому процессу. Но руководство и организаторы всех запланированных мероприятий решили двадцать человек не оставлять отрезанными от жизни посреди «вымерших» населенных пунктов. Так, семья Кухаренко со своим подворьем перебралась на новое место жительства.

Супруга Владимира Захаровича Анна устроилась трудиться в мелиорацию осмоторщиком гидротехнических сооружений (в народе называемых водоотводящими каналами), в основании которых уложены специальные дренажные системы. Нужно было окашивать  их и следить особенно за тем, чтобы пасущийся скот не заходил в канавы и не разбивал их основание.

За годы совместной жизни у них родилась дочь Раиса, воспитывалась как родная и старшая Тамара.

 

Жизнь сегодня

Разговор о личном и далеком перешел в русло сегодняшних реалий, а они таковы: несмотря на свой возраст и некоторое одиночество, он находит утешение в своем домашнем питомце — коне Рыжем.

Как только речь зашла о «боевом» товарище, Владимир Захарович значительно оживился и повеселел, с удовольствием согласившись показать животное и попозировать на фото с ним. С хозяином мы прошли к сараям, и тут он остановился…

– А вот я вам сейчас покажу  это послевоенное приспособление,– «расчехлив» металлическую конструкцию, мужчина продемонстрировал резчик соломы в действии, запустил  шумные тяжелые механизмы несколькими резкими толчками.—  Сразу после войны коровам есть было нечего, так приходилось снимать солому с крыш гумён и измельчать вот этой самой конструкцией. Обычно ее запускали два человека, а сюда ложили солому, перетирали ее. Дома уже я измельчал на ней траву для поросят.

 

Пусть живет со мной…

После небольшого исторического познания мы отправились дальше, чтобы познакомиться с Рыжим.

Сразу напросился вопрос: «А кто же корма заготавливает на зиму?».

– Вы видите вот то поле, здесь когда-то были огороды жителей Майского,– продолжаем разговор с хозяином подворья. — Сейчас эти земли не востребованы. Я нанимаю трактор в коммунхозе, чтобы скосить этот  бурьян, а затем мне помогают люди собрать высушенное сено. Я ведь даю коня для пахоты бесплатно, только прошу помочь летом в заготовке кормов, и они мне не отказывают.

Мы подошли к конюшне, Рыжий, почуяв чужого, заволновался. Но его хозяин очень быстро успокоил, погладив питомца и сказав ему ласковые слова. Рыжий позволил себя запрячь и вывести на улицу.

– Сегодня он еще не гулял,– поясняет хозяин.– Вот сейчас и пойдет на прогулку. Обычно в летний период он у меня пасется на привязи, а вот сейчас, когда огороды людей убраны, он гуляет там, где ему захочется, по первому зову спешит ко мне. А еще уж очень любит сахар на угощение. Вообще ему 25 лет, а старики в наше время говорили, что хороший конь работает до 50 лет. Я его взял маленьким жеребенком, и он изначально был покладист и спокоен, не доставлял хлопот. Когда моя супруга умерала,почти все хозяйство я сбыл, а его не хочу, пусть живет со мной. Я же с самого детства работал на лошадях и привык к этим животным.

Разговор пора было завершать, ведь на улице было очень холодно, да и нужно было возвращаться к другим рабочим процессам, сожалея о том, что с питомцем Владимира Захаровича да и с ним самим не удалось пообщаться больше. Ведь именно такие люди — это кладезь опыта, мудрости и знаний.