Археологическое изучение города Черикова в конце XIX в. начал Е. Р. Романов, когда обнаружил здесь курганный могильник времен древнерусского государства. В 1928 г.   К. М. Поликарпович открыл в городе стоянки каменного и бронзового веков. Затем В. Ф. Копытин описал эти памятники и городище, упоминаемое в «Живописной России».

В настоящее время в окрестностях Черикова сохранилось  19 памятников археологии, в том числе восемь стоянок каменного и бронзового веков, шесть селищ раннего железного века и эпохи средневековья, два городища, курганный могильник, надмогильный камень середины XVII в. и остатки вала, которые до наших дней не сохранились.

Стоянка-5 эпохи финального палеолита располагается на второй надпойменной террасе правого берега р. Сож в 0,5 км юго-западнее Черикова, в 1,3 км южнее городского кладбища, восточнее дороги на Мирогощь. На поверхности распаханного поля найдены два скопления кремневых артефактов.

Одно городище расположено на правом берегу Сожа в 0,5 км юго-западнее СШ № 2 и городского кладбища, северо-западнее моста через р. Сож в 0,75 км, в урочище Ров. Площадка размером 87 x 60 м, вытянута с запада на восток и возвышается над поймой на 11 м. С северной, восточной и южной сторон городище окружено рвом глубиной до 12 м и шириной до 30 м. С северной стороны по дну рва протекает ручей, впадающий в Сож. На площадке городища расположены жилые и хозяйственные постройки, ее поверхность распахивается. Южная сторона площадки выделяется выступом.

На восточной окраине города, примыкающей к р. Сож (улицы Слюнькиной, Басина, Болдина, Советская) обнаружены многочисленные фрагменты бытовой и столовой посуды, изготовленной с помощью гончарного круга из серой и красной глины. В основном это фрагменты от горшков, макотров, мисок конца XVI – XVIII вв. Кроме того, были найдены обломки оконного стекла и стеклянной посуды зеленого или желто-зеленого цвета этого же периода, металлические изделия (пробой, подковки, кованые гвозди).

Таким образом, наличие археологических памятников в черте нынешнего города свидетельствует о том, что на высоком, крутом берегу р. Сож люди поселились намного, по крайней мере, на несколько тысяч лет ранее официально признанной даты возникновения поселения Черикова. Стоит напомнить, что датой возникновения населенного пункта принято считать первое письменное упоминание о нем. Относительно времени первого упоминания Черикова в письменных источниках нет единого мнения.

1447 г.

На сегодняшний день существует устоявшаяся точка зрения, что наиболее раннее упоминание о Черикове связано с тем, что в 1447 г. великий князь Казимир Ягеллончик в честь спасения своей жены Елены приказал построить в Великом княжестве Литовском на берегах разных рек шесть церквей в честь Святого Ильи. Одну из них возвели в Черикове. Традиционно это событие относят к 1447 году. Однако в это предание вкрались ошибки. Великая княгиня Елена Ивановна была женой великого князя Александра (1495-1506), а не Казимира.

В «Историческом обозрении Могилевской губернии», опубликованном в 1850 г.,  сообщается, что около 1460 года Казимир в память спасения от утопления супруги своей Елизаветы велел построить в Белоруссии шесть православных церквей. Это произошло 20 июля по старому стилю, в день пророка Илии.  Год постройки этих церквей достоверно не установлен, но известно, что Казимир сочетался браком с дочерью римского императора Альбрехта Елизаветой 9 февраля 1454 г. Нисколько не удивительно, что Казимир велел построить не католические, а православные церкви. В то время не было для кого строить здесь римско-католические церкви. В Орше и Черикове храмы эти вскоре сгорели. Как видим, в этом предании достаточно путаницы.

1507 г.

Следующее косвенное упоминание Черикова связано с 1507 годом, когда здесь произошла русско-литовская битва.

1514 г. 

Всплывает в истории Чериков и под 1514 годом (опять война Московского княжества с ВКЛ, в которой под Оршей  Константин Острожский разгромил русских), когда окрестности были опустошены.

1581 г. 

Чериков упоминается как местечко, состоящее в Могилевской волости.

1601 г.

Поднепровские и посожские земли потряс страшный голод, который в 1601 г. дополнился и ранней лютой зимой. Вот что сообщает об этом Баркулабовская летопись: «Того ж року 1601…. гнев Божий был и непогода, почавши от Менска до… Орши, до Мстиславла, до Пропойска, до Рогачова… была зима злая, снеги великие и сильные были морозы. Многим людем поморозило кому ногу, кому палцы, другому вид: уши, нос; а другие з морозу померли. А коли вже была весна в року 1602, тот наход людей множество почали мерти; по пятеру, по тридцати у яму (хоронили). Хворых, голодных, пухлых многое множество, — страх видети гневу Божого. Того ж року 1602 у восень жито посеяное велми было урунилося».

 1604 г. 

 По повелению Сигизмунда III местечко стало называться городом, который входил в число королевских волостей.

 1634 г. 

Чериков организуется на новом месте, правом берегу р. Сож как слобода. Вдоль реки было нарезано 250 плацев под застройку и зарезервирована часть территории для последующего расширения местечка без его уплотнения, а также вымерено 100 волок пахотной земли. До 1647 года мещане были освобождены от уплаты налогов. Существовали уличные и рыночные плацы, «крамницы», шинки и корчмы. Была установлена арендная плата с мельницы, находившейся под местечком. Таким образом, Чериков развивался по единому продуманному регулярному плану. Как показывает план конца XVIII века, застройка носила линейный характер, вытягиваясь с северо-востока на юго-запад, между дорогой на Мстиславль и рекой Сож.

Въезжающие в город со стороны Могилева получают информацию о том, что местечко Чериков получило статус города в 1604 г.  В связи с этим стоит отметить, что Чериков никогда не был частным владением как в то время, когда он был местечком, так и после придания ему городского статуса. Чериков всегда входил в состав государственного владения Могилевской экономии.

 1641 г. 

Черикову было даровано Магдебургское право. С этого времени горожане освобождались от тотальной опеки королевских чиновников и самостоятельно решали насущные вопросы. Теперь зададимся вопросом – почему небольшой городок, в котором не проживало и тысячи жителей, часть из которых были евреями, был удостоен такой королевской милости – права демократическим путем избирать местную власть, права на защиту от всемогущих в то время феодалов и прочие права? Введение городского самоуправления в Черикове, как и в близком нам Кричеве, было обусловлено внешнеполитическими обстоятельствами. В это время резко обострились отношения Речи Посполитой с Россией, и практически непрерывно  между ними полыхали войны. Учитывая практически порубежное местоположение наших земель, которые подвергались постоянным набегам с востока, местное население переселялось подальше от границы, на Запад. Поэтому центральные власти королевства стремились каким-то образом остановить миграцию местного населения, заинтересовать  его, в том числе через допуск его к самоуправлению. Следует учесть и то, что городской воздух был воздухом свободы, и магдебургское право должно было привлечь в город крестьян, которые бежали сюда для того, чтобы получить волю от шляхты и магнатов.

Говоря о самоуправлении в городе Черикове, мы должны учитывать при этом то, что не все органы управления в городе были избираемыми. Да, теперь мещане могли «из своих людей» выбирать бурмистров, райцев (членов рады) и лавников (членов лавы – суда). Таким образом, создавался городской руководящий орган – магистрат. Его заседания происходили в специальном здании – ратуше, строительство которой было обязательным и предусматривалось законом. Как правило, ратуши строились в самом центре городов с магдебургским правом. Таким историческим центром в Черикове была рыночная площадь, которая находилась на территории современного парка Победы. Следовательно,  и ратуша находилась в этом месте. Рядом находилась Покровская церковь (на месте лесничества),  замок (на ул. Советской, на предположительном городище ниже к Сожу).

Однако во главе городской власти находился войт «стану шляхетского», которого назначал и освобождал король, он же великий князь. Через войта монарх контролировал городские власти. Первым чериковским войтом был Михаил Жабельский. Из письменных источников XVII – XVIII вв. нам известны имена некоторых других войтов: «благородные» Якуб-Людвик–Франтишек Ганцков, Отрошкевич, Кшиштов Маминский, Ян Михал Шаблевский. В их обязанности, как записано в привилее 1688 г., входили «бунты, распри, убийства, колдовства, кражи, развраты, неповиновения и прочие им подобные отступления судить и наказывать…».

Магдебургское право переводило жителей Черикова на новый уровень отношений в тогдашнем обществе. Они получили право жаловаться и даже привлекать к ответственности представителей шляхетского сословия.

 1728 г. 

В этом году, 15 декабря, староста Кричевский Михаил Пац получил королевский рескрипт в охрану прав городских мещан. Также в этот день король подписал «Подтвердительную грамоту городу Черикову». В конце второго документа, после подписи короля и печати, помещено описание г. Черикова. Это самое первое, тем более официальное, обозрение Черикова, названное «Выдержка из реестра предположения о количестве налогов всей могилевской экономии и положения, составленного в 1649 году».

К этому времени только что отполыхали антипольские кровопролитные восстания мещан и крестьян,  город был опустошен  пожарами, дотла разорен во время штурма поляками, казаками, население терпело от размещения солдат на постой, на ночлег и т.д.

В этом описании  указывается, что в городке Черикове «рыночных площадей 23,5» по 8 грошей – 3 копы и 8 грошей; уличных участков (земельных участков) 226 и половина; из них в 2 церкви – свободных привелигированных (были освобождены от налогов)…». Войту Отрошкевичу принадлежало 8 земельных участков, 34 участка были пусты. Названы фамилии горожан, освобожденных от мелких городских сборов, но обязанных платить налоги в казну: Миколай  Пешкевич, Парфен Москаль, Тишка Хромой, Ян Столвановский. Эти мещане освобождались от капщизны медовой, пивной, водочной (капщизна — налог, взимаемый за изготовление и продажу водки, меда и пива.) В городской собственности было 100 волок земли, из них церкви, освобожденной от уплаты налогов, принадлежало 6, войту – 2 волоки. Из документа мы узнаем, что в 1648 г. мещане уплатили из 90 волок оброка с медовой данью по 3 копы за волоку – 270 коп., войт – 4 копы, — по 2 копы за волоку. Войт Отрошкевич получил привилегии на 6 лет.

Показательным в этом плане является прецедент 1736 г. между чериковскими мещанами и речицким писарем Михаилом Келчевским. Когда Келчевский попробовал нарушить права обывателей Черикова, то горожане обратились с жалобой к королю Августу III. Король в своей грамоте предупредил Келчевского «чтобы ни ты сам, твоя преданность, ни подчиненные тебе лица, никаких своеволий  в отношении здоровья жалобщиков не чинили, никаких насилий, нападений, вторжений, борьбы, опустошения лесов, обрабатываемых земель, а особенно к хозяйственным землям действий предпринимать не намеревались». За нарушение этого Келчевскому грозил штраф размером в 5 тысяч коп литовских грошей.

Однако в XVII – XVIII вв. феодалы неоднократно пытались нарушить вольности чериковлян. В связи с этим права мещан подкреплялись последующими подтвердительными (конфирмационными) грамотами. То есть Магдебургское право в Черикове действовало вплоть до 1775  г., пока его не отменила своим указом Екатерина II.

Василий МАКСИМЕНКО,

педагог-организатор  ГУДО «Чериковский центр детского и юношеского

туризма, краеведения

и экскурсий».